^ НАВЕРХ ^
Main image2 summer
Иногда остановить человека, идущего по ложной картине мира можно только плавно, постепенно закругляя его траекторию в обратном направлении.
Владимир Тарасов

За ширмой кукольного театра, или введение в реальный менеджмент

Слово «менеджер» впервые стало употребляться на территории СССР без негативной окраски именно благодаря Владимиру Тарасову, когда 12 апреля 1985 года, официально была зарегистрирована основанная им Таллинская школа молодых руководителей (менеджеров).

Разобраться в обилии существующих сегодня в сфере бизнес-менеджмента тренингов и семинаров и сделать правильный выбор очень непросто. Но когда занятия проводит такой опытный специалист, как Владимир Тарасов – человек, ещё в 1984 году основавший признанную как в нашей стране, так и на Западе Таллиннскую школу менеджеров, – все сомнения отпадают. У него действительно есть чему поучиться! А значит, мы просто не могли не задать Владимиру Тарасову несколько вопросов о бизнес-тренингах в принципе и о его методиках – в частности…

– Вы впервые в СССР, ещё в 1984 году, открыли школу бизнеса, стали проводить тренинги по бизнес-менеджменту – как и почему Вам пришла в голову такая «крамольная» по тем временам мысль?

– В 1982 я, по просьбе своего руководства, провел публичные соревнования руководителей среднего звена, в ходе которых мне пришлось наблюдать столь ужасающие управленческие ошибки со стороны большинства их участников, что не открыть Школу и не начать обучать руководителей эффективному менеджменту для меня представлялось просто непорядочным и не патриотичным.

– Вы уже более 25 лет занимаетесь проведением бизнес-тренингов. Через «ваши руки» прошло не одно поколение предпринимателей – можете выделить какие-то особенности этих поколений? Как менялись люди, занимающиеся бизнес-менеджментом с течением времени? В чем особенность тех, кто сегодня приходит в эту сферу?

– Во второй половине 80-х годов прошлого века это были обычные советские руководители, которые хотели осваивать новые знания, но сторонились «спорной идеологической окраски» этих знаний Затем добавились кооператоры, которые с помощью нашей Школы активно окунулись в рыночную экономику В 90-е годы палитра слушателей Школы обогатилась разнообразными и весьма яркими личностями, как в хорошем, так и в плохом смысле Но к концу 90-х контингент слушателей стал выравниваться, он становился цивилизованнее, но, к сожалению, менее богатым яркими личностями: «Одних уж нет, а те – далече!» Слушатели, пришедшие в это тысячелетие, уже более образованы, хотя общекультурный уровень еще недостаточен, более технологичны, более предсказуемы, более похожи друг на друга Однако скоро их вытеснит немножко роботообразное «дигитальное поколение»,

– В чем, как Вам кажется, главный недостаток современной российской системы высшего образования в области бизнеса, менеджмента?

– Она строится торопливо, немного мечется между копированием западного обучения менеджменту и реалиями российского рынка бизнес-образования, который характеризуется отсутствием того кредита доверия к преподавателям и Учителям, который имеет место как на Западе, так и на Востоке, но которого нет в России. Кроме того, пока еще для получения «достойного материального вознаграждения», прямо связанного с количеством учебных часов, преподаватели нередко обильно разбавляют ценную информацию «водой», а также дают один и тот же материал под разными названиями учебных курсов.

– Почему люди, проводящие месяца и даже годы на «традиционные» формы образования, часто считают, что тренинг (который может длиться всего день-два) может дать не меньше действительно полезной, прикладной информации? За счет чего достигается подобный «эффект» хорошего бизнес-тренинга – в чем секрет такого «чуда»?

– Секрет прост. В «традиционных формах» мотивация преподавателей более связана с простраиванием отношений с работодателем, а в коротких открытых бизнес-курсах и тренингах, где слушатели сами платят за свое обучение – напрямую с жестким рынком. В первом случае – сойдет и булка, где почти нет изюма, а во втором – именно изюм, выковыренный из булки.

– Ваши методики получили признание на Западе. В чем, по Вашему мнению, их особенность, уникальность?

– Уникальность наших методик в том, что они заставляют слушателей не играть в управление, не изображать его «как в жизни», а непосредственно управлять друг другом, да еще в условиях дефицита времени и столкновения интересов. Условно говоря, мы обучаем слушателей летать не на макете Боинга, а на фанерном самолетике с легким двигателем, но зато - не изображать полет, ничем не рискуя, а просто подниматься и летать с соответствующим реальным риском, а потом еще и успешно приземлиться.

– В чем специфика и уникальность такой формы тренинга, разработанной Вами, как управленческий поединок?

– В том, что участники поединка всего за 10 минут на глазах у судей и публики невольно раскрывают свои сильные и слабые стороны как управленца, свое управленческое преимущество над соперником или же свою слабость. «Ничьи» не предусмотрены, каждого в поединке ждет победа или поражение – с последующим анализом ошибок. Когда меня спрашивают, что я могу сказать о том или ином руководителе,я обычно отвечаю: ничего не могу сказать, пока я не посмотрел его в управленческом поединке.

– На каких проблемах будет делаться основной акцент в рамках программы «Введение в реальный менеджмент»?

– На внутренних пружинах бизнеса и менеджмента, на скрытых от неопытных глаз управленческих механизмах и закономерностях, на управленческой борьбе, которую постоянно ведут между собой бизнес-партнеры, словом, это будет для них возможность заглянуть за ширму кукольного театра.

Антон Кравченко
журнал «Академия», весна 2010