^ НАВЕРХ ^
Main image2 summer
Приближайтесь к оленю максимально, прежде, чем обопретесь на свою картину мира, иначе обопретесь на пустое. Пробуйте, заглядывайте, разговаривайте с первоисточником, пересчитывайте.
Владимир Тарасов

Чтобы император оставил в живых

(Интервью Владимира Тарасова, „Деловой Петербург“ апрель 2011г.)p Интервью Владимир Тарасов, основатель Таллинской школы менеджеров, о том, что никак не поделят собственники и наемные топы.

Владимир, что вы думаете о нынешнем уровне управления компаниями в России?

— Вопрос не простой. Надо собрать все свои впечатления воедино, проанализировать их. Но если говорить просто о моих последних впечатлениях, то скажу так: у меня они тягостные. И связаны они с крупным бизнесом, с которым мы тоже иногда работаем. Во–первых, в таких компаниях много бестолковщины. И все из–за системы, в которой людей много, каждый работает на своем узком участке и в этом легко оставаться незамеченным. В том смысле, что если кто–то плохо работает, то это не сразу заметно. А поскольку работники часто меняются, то одних незамеченных, плохо работающих, сменяют другие такие же. И при этом руководители не в курсе, как эти люди работают с клиентами или партнерами. А здесь как раз находится большой резерв для работы: узнать, как сотрудники взаимодействуют с партнерами, с клиентами и т. д. В маленьких компаниях один человек все делает, в больших — несколько разных, и в итоге из-за плохой внутренней коммуникации и конкуренции получается некачественный контакт. А это влияет на результаты работы компании в целом.

– Вы уже более 25 лет занимаетесь проведением бизнес-тренингов. Через «ваши руки» прошло не одно поколение предпринимателей – можете выделить какие-то особенности этих поколений? Как менялись люди, занимающиеся бизнес-менеджментом с течением времени? В чем особенность тех, кто сегодня приходит в эту сферу?

– Во второй половине 80-х годов прошлого века это были обычные советские руководители, которые хотели осваивать новые знания, но сторонились «спорной идеологической окраски» этих знаний Затем добавились кооператоры, которые с помощью нашей Школы активно окунулись в рыночную экономику В 90-е годы палитра слушателей Школы обогатилась разнообразными и весьма яркими личностями, как в хорошем, так и в плохом смысле Но к концу 90-х контингент слушателей стал выравниваться, он становился цивилизованнее, но, к сожалению, менее богатым яркими личностями: «Одних уж нет, а те – далече!» Слушатели, пришедшие в это тысячелетие, уже более образованы, хотя общекультурный уровень еще недостаточен, более технологичны, более предсказуемы, более похожи друг на друга Однако скоро их вытеснит немножко роботообразное «дигитальное поколение»,

– В чем, как Вам кажется, главный недостаток современной российской системы высшего образования в области бизнеса, менеджмента?

– Она строится торопливо, немного мечется между копированием западного обучения менеджменту и реалиями российского рынка бизнес-образования, который характеризуется отсутствием того кредита доверия к преподавателям и Учителям, который имеет место как на Западе, так и на Востоке, но которого нет в России. Кроме того, пока еще для получения «достойного материального вознаграждения», прямо связанного с количеством учебных часов, преподаватели нередко обильно разбавляют ценную информацию «водой», а также дают один и тот же материал под разными названиями учебных курсов.

– Почему люди, проводящие месяца и даже годы на «традиционные» формы образования, часто считают, что тренинг (который может длиться всего день-два) может дать не меньше действительно полезной, прикладной информации? За счет чего достигается подобный «эффект» хорошего бизнес-тренинга – в чем секрет такого «чуда»?

– Секрет прост. В «традиционных формах» мотивация преподавателей более связана с простраиванием отношений с работодателем, а в коротких открытых бизнес-курсах и тренингах, где слушатели сами платят за свое обучение – напрямую с жестким рынком. В первом случае – сойдет и булка, где почти нет изюма, а во втором – именно изюм, выковыренный из булки.

– Ваши методики получили признание на Западе. В чем, по Вашему мнению, их особенность, уникальность?

– Уникальность наших методик в том, что они заставляют слушателей не играть в управление, не изображать его «как в жизни», а непосредственно управлять друг другом, да еще в условиях дефицита времени и столкновения интересов. Условно говоря, мы обучаем слушателей летать не на макете Боинга, а на фанерном самолетике с легким двигателем, но зато - не изображать полет, ничем не рискуя, а просто подниматься и летать с соответствующим реальным риском, а потом еще и успешно приземлиться.

– В чем специфика и уникальность такой формы тренинга, разработанной Вами, как управленческий поединок?

– В том, что участники поединка всего за 10 минут на глазах у судей и публики невольно раскрывают свои сильные и слабые стороны как управленца, свое управленческое преимущество над соперником или же свою слабость. «Ничьи» не предусмотрены, каждого в поединке ждет победа или поражение – с последующим анализом ошибок. Когда меня спрашивают, что я могу сказать о том или ином руководителе,я обычно отвечаю: ничего не могу сказать, пока я не посмотрел его в управленческом поединке.

– На каких проблемах будет делаться основной акцент в рамках программы «Введение в реальный менеджмент»?

– На внутренних пружинах бизнеса и менеджмента, на скрытых от неопытных глаз управленческих механизмах и закономерностях, на управленческой борьбе, которую постоянно ведут между собой бизнес-партнеры, словом, это будет для них возможность заглянуть за ширму кукольного театра.

Антон Кравченко
журнал «Академия», весна 2010