^ НАВЕРХ ^
Твое лишь то, чем ты можешь поделиться.
Владимир Тарасов
Владимир Тарасов

Успокоиться или дерзать

P1

Мое наблюдение, которое печалит, - люди не мечтают о прорывах. Они хотят успокоиться. Тенденция идет к нам с запада – не напрягайся, живи спокойно! Я бы сравнил это с ситуацией, когда у женщины случилось горе, ушел муж, она пошла в церковь, ее там утешили, она стала ходить постоянно и ей уже кажется, что теперь все в порядке, а ведь проблема не решена! Желание современных людей успокоиться - из этого же ряда. Человек, сделав один прорыв, другой, заработав деньги на обеспеченную жизнь, сталкивается с вопросом: «Что дальше?» А в ответ: «Ничего, успокойся, все нормально».   Людей «состоявшихся» призывают становиться пенсионерами, и курсов «как стать пенсионером и чувствовать себя ОК» немало. Кого-то в церкви, а кого-то на тренингах утешают разговорами, что «доживать» – это нормально. После таких разговоров в жизни ничего особо не меняется, проблема остается без решения. Человеку говорят: «Нормально без решения жить, все так живут». Многих утешает то, что все так делают. Но это ненадолго.   Я уверен, что мода на успокоение, мода на самооправдание быстро пройдет. Долго на успокоении не проживешь. У меня был приятель, который лет 15 назад стал миллионером и радовался, что делать ничего больше не надо, можно ездить по миру, жену баловать, все хорошо. А через пару лет встречаю и слышу от него: «Не могу без дела сидеть», стал придумывать себе новый бизнес. Думаю, что у тех, кто сейчас восхищается идеей успокоения, это пройдет через два-три года и захочется действовать. Но эти годы будут безвозвратно потеряны. Невозможно человеку в 40-50 лет успокоиться и «уйти на пенсию»!

Мода на тренинги

Посещение нового тренинга каждый месяц – это самосовершенствование в кавычках. Способ провести время. На тренингах интересно посидеть, потолкаться среди народа. Один играет в бильярд, а другой ездит на тренинги. Мужчины совершенствуют мозги, а женщины любят совершенствовать душу. И для тех, и для других это способ «полезного развлечения». Лучше, чем пить. Но хуже, чем работать. Это сильно отвлекает от дела. На очередной тренинг стоит идти, когда уже воплотил что-то из предыдущего, и нужно двигаться дальше.   Аудит провести очень просто – спросить себя: «Я был на тренинге и что я изменил после него у себя дома, в компании?» Не только в своей голове, но и в реальности тоже! Если нет перемен, значит, не на пользу тренинги, или некогда внедрять.   Многие вещи людям понятны, но они не применяют новые навыки. Чтобы применять, сперва нужно изменить образ жизни. Мы можем понимать, как правильно поступать, но, если образ жизни не позволяет, сложно меняться.   Тренинги – как еда. Есть нужно, чтобы поддерживать энергию. А если все время есть, то толстеешь и все. То же самое с тренингами. Люди на них «переедают», мозг пухнет, становится неподвижным, а толку нет.

Потерянное поколение

Лебон писал о том, что у каждой нации, в каждой отрасли есть 50 лучших людей, которые задают уровень всей отрасли. Убейте их, и на годы провалится вся отрасль. Не тысячу рядовых рабочих, а полсотни самых светлых голов - в балете, живописи, физике, металлургии. В России ребята, приехавшие в начале прошлого века из Америки на пароходе, повырезали по 50 светлых голов в каждой отрасли. Именно они позаботились и о том, чтобы «подстричь» дворянство, купечество, крепких крестьян и интеллигенцию.    Затем началась война. Те, кто вырезал, оказались в руководстве, в тылу, в снабжении. Самые светлые - настоящие патриоты - пошли воевать, многие погибли.   90-е годы – я называю это «потерянным поколением» - в третий раз «подстригли». Не физически, а морально – светлые головы не убивали, но убедили, что нужно делать деньги, семью обеспечивать. Они стали заниматься бизнесом, целью ставили иметь дом, деньги, машину, детей учить. И когда цели достигли - остановились.   Для целого поколения, которое 20 лет занималось лишь тем, что обеспечивало семью, эта ценность так и осталась, как главная, и в другую не вылилась. Да, они ходят ко мне на тренинги, «самосовершенствуются», им интересно послушать, но дела, ради которого стоит учиться, у них нет. Учатся, чтобы поддерживать себя и свой бизнес «в форме».   Для меня обучение людей - не главное. Главное – разработка социальных технологий. Люди рождаются и уходят, а технологии остаются. Тут разочарования нет - технологии у меня всё лучше и эффективнее. В этом смысле все нормально. Но я жду, когда мне будет упрек: «Вы столько лет людей учите, а что они сделали, ваши ученики? Что они сделали для России?» Возможно, такой упрек будет не скоро, поскольку вопрошающие задают пока более меркантильный вопрос: «А сколько среди Ваших учеников миллиардеров и министров?» Спросить, что ученики сделали для России – им пока в голову не приходит, не доросли еще. Поэтому я сам себя упрекаю. Мне нечего ответить, и это меня угнетает. Для моих учеников учеба стала совместным развлечением. Они не несут домой, в свои компании мою идею о том, что нужно делать что-то, лучшее в мире. Прекрасные разговоры одно, а дела - другое. Не так просто изменить людей. Правы французские просветители XVIII века: чтобы изменить человека, надо изменить социальную среду, в которой он находится. А лекциями и даже тренингами не изменишь. Только улучшишь те качества, что уже были, а новых не прирастишь!

Что после денег?

Иногда слышу: «Я построил успешное предприятие, оно работает без меня, хочу чем-то другим заняться, открыть какой-то новый бизнес».   Не «какой-то бизнес» открыть. Не абы какое производство. Надо подумать, что ты хочешь создать нового.   Не решать, как зарабатывать – у тебя уже нет такой проблемы. А решить, что хочешь создать нового, чего до тебя не было. Движение вперед после того, как построен успешный бизнес - значит ставить цель сделать что-то выше мирового уровня. Все остальное – пустая трата времени и сил. Если не ставишь целью выход на мировой рынок, значит, хочешь предлагать товар или услуги качества, неконкурентоспособного на мировом рынке. Значит, не совсем качественный товар или услуги своим соотечественникам предоставлять. Если называть вещи своими именами, это зарабатывать на недоступности или дороговизне хороших товаров и услуг соотечественникам. И ты планируешь посвятить этому свою жизнь? И к соотечественникам неуважительно, и к себе тоже.   Допустим, человек занимается продажей угля. И вот он сходил ко мне на тренинг и узнал, что цель должна лежать за пределами жизни. А тут просто уголь, что там может быть лучшего? Бизнес менять? Нет, конечно! На базе любого бизнеса можно найти идею делать что-то лучше всех. Например, искать максимально эффективные способы доставки или использования угля, а значит, и новый рынок для него. Когда ни у кого в мире еще нет таких. Или усовершенствовать добычу, чтобы люди не гибли. Например, сделать ее автоматической, чтобы человек больше никогда не лез в шахты. Постоянно ведь заваливают шахтеров, их поселки бедствуют, семьи болеют. А уголь нужен, и часть населения отдает свои жизни, чтобы его добыть. Если машины добывают уголь - это совсем другая история. Задаться вопросом: «Что с помощью угля можно сделать для человечества?» Начать об этом думать, читать, смотреть, разговаривать с людьми и двигаться в этом направлении. И если такую дальнюю точку наметил, даже то, что уже делаешь, начнешь делать иначе.   Большая цель не тогда начинает греть, когда умираешь – она помогает понять, как сейчас действовать. Когда есть ясность, создашь то, что помогает людям, станешь специалистом, и в торговле углем гораздо быстрее продвинешься. Будешь понимать, что станет завтра с рынком угля, и простроишь туда путь. А если смотришь на свой бизнес только с точки зрения как его расширить - это не интересно. Надо начинать с картины мира космического масштаба и доводить до своего бизнеса. А не наоборот.

Часть 2
Часть 3