Опыт! Выпускник крауд-тренинга вышел из тяжелого положения, использовав полученные знания. Благодарим за отзыв! - Таллиннская Школа Менеджеров


Опыт! Выпускник крауд-тренинга вышел из тяжелого положения, использовав полученные знания. Благодарим за отзыв!

“Позвольте рассказать случай, в котором мне помогли знания, полученные на крауд-тренинге.

Сын, служивший срочную службу в армии, позвонил мне и сказал, что ему требуется медицинская помощь, но ему отказывают в медпомощи. Часть находится очень далеко от цивилизации, врача нет, везти в госпиталь накладно. А также, что половина личного состава, и он в том числе, несут службу через день, за себя и «того парня». А другая половина личного состава никак не задействована в несении службы из-за якобы культурных запретов их этнотерриториальной принадлежности. Причем это акцептировалось начальством приказами на несение службы. Налицо правовой беспредел. Я оказался в местности смерти. Если я не помогу – жена не простит. И сын не поймет. Но надо действовать. Сроки весьма ограничены, недуг может обостриться.

Однако бороться с системой – дело не простое. Плетью обуха не перешибешь. Криками, истерикой не поможешь. Я решил воздействовать не на систему, а на человека, как учил Владимир Константинович. Для воздействия я выбрал не непосредственного начальника, а командира части. Ведь у него было право на незнание. Лишить его незнания и заставить действовать было моей задачей. Целью были немедленное оказание медицинской помощи и создание нормальных условий для прохождения воинской службы. Причем результат нужен был только стопроцентно положительный.

Созрело два плана. План А. Доброе слово. Поговорить с командиром части по телефону как: – мужчина с мужчиной, т. е. жаловаться никуда не буду, если все уладится, как я прошу; – одногодки, у нас сходные ментальности, картины мира; – военный с военным, я тоже служил и прекрасно знаю казарменные нравы; отец с отцом, отступать мне некуда, за сына буду биться до последнего. С позиций: – возможно командир не знает некоторых фактов; – я не борюсь за справедливость и мир во всем мире, я борюсь за своего сына; – я не намерен воевать с системой, я прошу дать возможность в нормальных условиях продолжать службу; – ни в коем случае не затронуть, честь, амбиции, профессионализм командира, а только намекнуть, что есть план Б, и я не виноват если вынужден буду его применить, ведь я же просил по человечески; – а также донести до командира об эмоциональном напряжении в вверенном ему подразделении и возможные сценарии развития событий, если все останется без изменений. А именно неуставные взаимоотношения, оставление бойцами воинской части, в том числе с оружием, поножовщина, массовые беспорядки.

План Б. Подкрепление доброго слова «револьвером». Массовая рассылка с требованием расследования обстоятельств, начиная от обращения к первому лицу страны и далее по нисходящей во все надзирающие и контролирующие органы военной и гражданской принадлежности, вплоть до районных, а так же общественные организации.

Ночь и день ушли на подготовку. Вечером позвонил командиру, поговорили. Он с моими просьбами согласился. Утром позвонил сын, сказал что все в порядке. Его уже везут в госпиталь, приказом на дежурство назначены те, кто якобы не могли служить. В дальнейшем в телефонных разговорах я пытал сына, нет ли притеснений. Он ответил, что нет, а его непосредственный начальник так и не понял, откуда ноги растут у этих пертурбаций. Возможно, командир части прикинулся «пустой лодкой» и на основании жалобы провел ревизию сложившихся обычаев в части. Больше жалоб и просьб не поступало. Таким образом проблема была решена за сутки, дистанционно. Скажу честно, что подготовка и сама беседа потребовала значительного эмоционального напряжения. Но именно подготовка создала «гору» за спиной, опираясь на которую я чувствовал свою правоту и уверенность.
Спасибо за внимание.”
А.Ильдар

Отправить другу
X